Взгляд во дела, слова ничтожны

Взгляд во дела, слова ничтожны

Сев один, в жатвы две. Три имени зимой у Ноя. Почёт натуры Бога есть весна, в зле лета том у матери природы.

У пятой расы создан сад, где гад в породе духа душу Адама бросит в Ад. Дела востока в корне слуха.

У Ев востока сын Каин и Павель родился ко сроку. Уходит ввысь этот поток, об этом голосом сорока.

Любовь на стоге — он, она, у женщин в саду камень. Так порождается семья и в крестном поле Аминь.

А крест отринет вашу плоть, назначит мзду за инфо. Несётся скиньей смертна кость, в которой скрыто имя.

Скинь ей кости, сам ешь плоть. На смерть Авраам взирает и с паперти зовёт народ, ведь он над ними надзирает.

Господство жизни, смерти весть, здесь все плоды добра и злата. Рабу булатный меч не в честь, бояре в лиге язвы рати.

А Зодиак Каина мастерство, Иакова ковчег для меры и в хаос брошено весло, в ладье сидят шумеры.

Шум веры это звуки слов, которые в повторе слиты. С любовью верит сын отцов, а комментарии закрыты.

Псы новые придут во власть, чтоб погасить остатки света. Ударит в голову их государь, они же гадят без ответа.

Культ уравнение нашёл, что тень меж тьмой и светом и стала осень здесь весной, зима же дивным летом.

К нам вороги пришли за стол, гостей привечать надо. И уложить поспать на пол, а утром дары с сада.

Но задержались же они, пора послать подальше. Но с крестным знаменем возня и зло изгонит драка.

Драконы мудростью от змей, напитаны от языков земельных и реки с пасти без жены всё льются от похмелья.

На севере религии постой, а запад Ад откроет миру. Юг гад и дикари с рудой, а Рай восточный в чине.

И легион с элегией гиен, он не играет в дуды и свирели. Он вид духовный, не простой. А вы то что хотели?

Псы дома психику куют, а львы и тигры на свободе и в Гитлере свой миг творят, а сами все во теле.

Европа, евро, Папа и еврей. И на границах вехи стволовые. В культуре Рима скульптор Тор родит теней и языки иначит в своей были.

История неверна в сетях тьмы, где все предания Иуда. В планете светятся умы, но верят всё же в чудо.

А тучи ветер разогнал и Солнце заглянуло в дождик. Грибы пойдут на урожай, затем на ваше блюдо.

Два паука сплетают сеть, два зверя на земле Вселенной. Они мертвы уже совсем, но в осень ложка и посуда.

Зачем кормить ленивый вид, что человеку нечем уж заняться? Они как дети будут ныть, производя своё богатство.

А царство Бога силой взято и сила это отберёт. А покорность виновата, вот без масла бутерброд.

Детвора играет в игры, рыбаки кидают сеть. А затем конечно титры и подсчитывают медь.

Деньги касс и саксы видят, где иксы в сынах небес. У Гихона много интереса, прибыль это серебриста весть.

Сводит ноги от богатства, боги не дадут идти и в Испании возникнет братство, позволяющее им ползти.

Наш язык богат на славу, он в истории творец. В нём и боги и забавы, потому что он кузнец.

Подковать блоху он может, в космос тоже полетит — только если он поможет нам расширить алфавит.

А его нам искромсали наши русичи из стран, братьями они не стали, а ложили всё в карман.

Мы признали букву бякой, нам же Яхве принесли. И теперь молиться в угол заставляют трюкачи.

Верность это не обуза, верим мы и в свет и тьму. И от школы и до ВУЗа учим соткану судьбу.

В государе «ИЕ» родится, Русь отделит от племен и она теперь Россия, ты вот ею вдохновлён. Лишь одна страна на карте обозначит белу Русь.

Я и ссора — вот Россия, но ведь Эрос вижу я. Сорняки здесь посадили, сор и дума не моя.

Мудрость тьмы и свет в ответе — поведенческий каприз и теперь он фиолете альтруизмом видит бриз.

Городу так шум привычен, а в селениях покой. Елей собирают в баки, отправляя к Богу в даль.

Не держись знакомых ников, «от чего?» вопрос пустой. Их рождают алфавиты, чтоб свершился здесь удой.

Алфавит тире состряпал, небо отделяя от земли. Даже Бога одел в латы, зверя пристально смотри.

На престоле сидят твари, в прошлом образы просты. А два лика худо мерят, по духовному пути пошли.

На словах решат проблемы и големы слов пойдут. Но просты же теоремы, в аксиомах видна суть.

Сутки кружат в верном танце, время Солнца повторят — но годами камень в барстве всё никак не удалят.

В барстве вера, в рабстве вера. Середина для надежд. У любви виной картина, переписанная для невежд.

Нрав виною станет в тайне и коварству дан рывок. И от центра до окраины он прорваться уже смог.

Запретят есть мясо свина, чтоб был символ для вины. И на истине повиснет тина, ночью серебристо при Луне.

Нити «Си» протянуты до Солнца и по ним играет Бога тьма. Матерь «И» являет, забывая Ездру Бога «Ра».

Дервиши лишают деву силы, риши всё решают за неё. Мат идёт от дяди Миши, выше крыши самого.

Кто заик засунул во творение, где картавый карты раскидал. «Пи» плюётся ядом Рая, Гад поселится в краю.

Крестом сея Моисея, сектами есеев век — из куста взовьётся пламя и испорчен человек.

И теперь он грешен в роде, в поколениях всех дел. А искусство, между прочим, обозначит этот бег.

Беглецы лицом у века, Каин строит Енох-град. На востоке человека появился этот брат.

Всё условно — Бог и время и все стороны у всех чудес, где в контекстах сеют имя у правителей-повес.

Между чёрным, белым вещи. Ищет в сером тени человек, где 4 лика вместе в этот знаменитый век.

Вместо вещи ставим персонажа и во славе троица церквей. Далее постигнем спектры радуг. Где же лень — скажи скорей!

Тайны рей забыли люди и на стягах видят смысл. Декалог и «Я» на блюде, ну а Рыбы помнит Моисей.

10 светочей помчались, в культе Ура 9 дел. Рыбы в свод теперь примчались, сети ставьте поскорей.

Будет славная ушица, вкусен станет рыбий хвост. А затем надо ужиться, чтобы отдохнуть от ссор.

Знаки власти у Дракона в скрытности ведут дела. В царском родословии Мать трона и 12 отпрысков стола.

Пир закатят в Зодиаке, кельи создадут в монастырях. А цари в своей палате смотрят рыцарей дела.

Обезумел мир от веры, Бытие премьеру Соломону даст. Храм построят для сьерры, где покажут времён масть.

В Апокалипсисе власти все падут меж 3 — 4 днём. В день 7-й дорвутся к власти, в сон народы на 8-й.

Пусть приснится сад и Раи, отдыхает человек. В небе с реками земли играя, так проспит он личный век.

На коня садится ангел, трубы громко прокричат. Смотрит это сон демангел, получая вдруг печать.

Просыпаемся в печали, избранные слуги в град. Там мелодия в вокале, драгоценности все в ряд.

Река жизни здесь проходит, всё же обмелело на Земле. Ночью освещено будет, здесь мечтают о суде.

Соглашайся! Вот картина в рамке плачет на стене. Рабство закругляет спину, братство создано в дерьме.

Дай нам небо, воздух свежий — а Земля роди воды. Изгоняем божью скверну, чтобы всюду жить вдвойне.

Муж, жена одно же слово — нужен правильный подход. Ухо навострит Ерёма, но пусть слышит небосвод.

Всё ведь просто. Смотрим ложе у масонов на ковре. Жёлтый отблеск глаз вельможи, где казна во рукаве.

Рука веры прячет чудо и удача стороной. Каверзно всё это юдо, мы покрутим головой.

Верить мы желаем Слову, но ведь прежде же дела. Покоряемся улову, где же наша голова.

Петр рыбак, а Павел львиный. Знака два прошли давно и весна у воды длинной разобьётся в доли сна.

И опять в приходе Авель и Каин его убьёт. Ведь в программе только Аминь, крест Христа на бутерброд.

Рыбы Девы, Лев у Водолея, а затем программа дня. Козе Рак в горе лакея свистнет и пойдёт вдали молва.

Горизонты обнажая звезда Ада светит днём и валун чей освещая, каждый раз уходит в том.

Скажете гора живая, но тогда Оранж же жив. На цветах своих играя ДО-РЕ-МИФ и в три проник.

Три на три — звезда Давида. Бог и цифер Люцифер. Число, слово здесь зарыто. Кто же первым был у дел?

Потому у «Ре» религий следствие идёт с причин. А Бог Гад как год духовный по орбите поспешил.

Чудо было и пропало и в последствиях Оранж. Зверствует налево и направо, побуждая выпасть в транс.

Блат идёт от Люцифера, здесь коррупции предел. Слово выдано для веры, по не-делу чтоб ходил.

Но часы идут по кругу, отработал и устал. И от Духа сонным брюхом там где был, там и упал.

Прополоть бы поле лиги, вытащить все сорняки — чтоб глаза были открыты и порхали мотыльки.

На краю у горизонта Солнце юное встаёт, старая Луна уходит: песню песни пропоёт.

Тьма и света точки есть в природе. Делаю своё, не просят ничего. А ковчеги одиночки — в проповеди всё Бытиё.

Боги и Исход. Левит, Люцифер и 2-й Закон. Посмотрите они влиты в Билли были у людей.

Поменялось всё местами — земля, небо, Бог и Я. Отражёнными чертами покоряют города.

Космос любит точность хода, на неточных падёт Тьма. Материал разбросан в своде, поглощает всё дыра.

Мать реально. Плюс и минус. Зов откуда в путь зовёт? И духовная дорога, что художник проведёт.

С Рыб обмана манну сеют и разделят по долям. И в рассказе рок евсею, на скале теперь живёт.

Мудрость в тьме теперь селится, на границах полутень. Делом хвалится столица, хотя деньги это тень.

Тень от сил людей и горе, лиги в посте серебром. Злато доставляют кости даже этим свечным днём.

И ко злу направят власти. Берег левый, правый рек и русалки плывут в массе. Ты Евфрат и Тигр узнал.

Вдоль речной тропы гиганты и вот с яруса Олимпа знать. В Русалиме мало чести и в тоске лазурной месть.

Люди, боги, боги, люди, дикари… гори звезда. Здание вот храмом будет, марку держат господа.

Логос над Землёй зенита, полог гроздьями из звёзд. Обращение забыто и хватает ритмом мозг.

Нагородили изгородь и позабыли, что Земля являет всё. Тень в Луне её любили, потеряли в веках честь.

Миром правит ФИО в вале и у вала Ада лад. Иафета повстречали, этой постановке кто-то рад.

Лето и зима вся злая и она приходит в символ зла. Сим откроет бездну с краю. Ной в Геоне? Ерунда!

Реки Рая и персоны, на повторах времён ось. Разгружаются вагоны и на складе богов кость.

Идолы пришли в долины, с гор доставят небеса. В холоде играет память, вспоминая о тепле плеча.

А всеверие находит север, тут ведь каждый дружен по судьбе. Беда у степи снежной, вьюга кружит как всегда.

А мелодия идёт по нотам, она быстрее в ум войдёт. Слова же на земле под сводом, где дом стоит с игрой ребят.

Игра, слова, мелодия и песня. Где-то гармония, где нет её. Но главное — поют же вместе, затем расходятся в обед.

Его бедою дня назвали и завтрак в завтра унесли и трактом по жене в подвале. Давай же ужин, побыстрей неси!

Открыто таинство вечери, один раз кушать — подан клич. А что творится на постели, лишь Богу ведомо страниц.

Как странно всё, в пространстве вечер. Черта у тайны всех надежд и он Луною всегда отмечен. Ковчег чего увидел здесь мудрец?

Вокруг Земли валун для ночи. «ИА, ИУ» вал признаёт. «Приходят к нам сыны с ночных небес» — ответит вам гордец.

Все языки приблизят к вере, Еве религию дадут. Но призрак этой королевы всегда покажет пряник, кнут.

Отпрянут после все от лиги, лечить начнут последствия веков. Адам на поле смотрит миги, на поле он от старых снов.

От слов пора прийти к победе и мостик по беде дел провести. Добро и злоба вместе слиты, кто жизнь и смерть здесь углядел.

Взгляд во дела, слова ничтожны! Мы дело видим лишь добра. Зло отрицаем, как же можно? И изгоняем миром всем козла.

Наш Бог не вечен,это знаем. Пока горит звезда для нас. Все астрономы ищут тайну, где будем жить не в первый раз.

Время уходит незаметно, а мы как дети у богов потех. Но ведь настанет страстный вечер для всех ходячих неумех.

Земля мала — одна палата. Нет стен для отпрысков людей и действием одна отрада, чтоб жизнь продолжилась детей.

Не Йоти нам нужны, а люди которые познали всё. Мы их конечно не забудем, если не станем под ружьё.

Зачем нам войны и невзгоды? Все мы хотим лишь жить и привыкать к любой погоде, не любим лишь служить.

Работа Богу это узел и рабства ствол срубить пора. Делиться нужно знаньем нужным, всё остальное трын-трава.

Но заставляют верить в мифы, которым суждено пропасть и гонят в яму мудрых истин, где скрыта огненная пасть.

А тени видны с человека, который стал спиной к звезде. Он Зевсом будет в мире, но повернётся лишь к воде.

Скульптуры смотрят в реки, в море. Вы знаете их наперечёт. Другие в суше ищут доли, но поворачивают на восход.

Исходы видят волн барханы и миражи в своём мозгу. На поле чисел весь песок охраны пророчит тайну странных вод.

Земля открыта для познанья и космос виден в телескоп. Но веры Рыб творят желания….. и вот сова и драный кот.

Сок крови омывает тело, оно живое и сейчас. Уже познало право, лево и не хотит идти назад.

А Зодиак круг исполина, из поля вышел Бог огня и в снах обманные былины показывают рифы дня.

Эфир в мозгах уже загажен культурным промыслом всех слов. Он попросту на кол посажен и кони крутятся голов.

Новинку приняли все люди не понимая механизм души. Былое всех теперь нас судит, оно всегда промежду снов.

© Copyright: Олег Тимошенко, 2020

(Visited 14 times, 1 visits today)

Поделиться ссылкой:

Поделились? Благодарю Вас! Этим вы помогаете людям.

Post navigation

Previous Post :