Все ждут когда придёт король единый!

Сонм короля весь окружен моралью.
Нам принцы принципы цепей куют.
Бароны любят кровь под бровью,
Они всегда в чело — кулак суют.

Морали, принципы и нравы,
Сложила царская семья одна.
Ковчеги плавают по крови,
Провозглашая — мир есть Я.

В пространстве вся мораль от Солнца,
Все принципы в Луне от бытия.
Земля рождает нравы баров с ленца,
Они освоят способ к ране бития.

Все ждут когда придёт король единый!
Заменит он мораль на мира роль.
На цепи он посадит грозный принцип,
Прогонит черны рясы, грех и боль.

Все бары управлением тут бредят,
Но сами не способны управлять собой.
Поэтому они ведь тут не светят,
А в темноту ведут всех за собой.

Мед уха заменили меткой в ухе.
Петух есть роль в курятнике от мух.
Федула тоже в Бога верит суши,
Но забывает где же водный дух.

Мораль холодна, нравы жарки.
Тепло у принципов — тройник.
Принцу вещали и корону Парки,
Вот только если он родник.

Король морозною моралью
Всех обливает нравы потуша,
А принца теплотой сакральной
Всегда подогревает в холода.

Большой магнит велико Солнце
Со мной творит гонимо гнет.
Обновой будет свет в оконце.
Чудо творится, тает даже лед.

Ведь Солнце есть ковач безмерный.
Ему Меркурий меру подает руки.
Он есть фитиль, Венеры риск предвечный.
Земля есть воск и память аз-буки.

Приходят к Солнцу планы оживляться,
Но мигом попадают все в полон.
Звезда всех заставляет наклоняться,
Сооружая временем времен поток.

Страна страшна в своем уродстве.
Кто правит троном, тот добра злодей.
Он всадник тут, а шут весь в скотстве.
Шутливо конь ведет религию людей.

Король и шут, тут роль без правил.
Корона чинно на челе сидит.
Завет шута его так позабавил
И он решил создать религию коней.

Пусть кони бегают по норову и нраву,
Морали ведь — все издревле во мне.
Пускай они меня прославят к праву,
Ведь я на них, а не они на мне.

От знака Чи отчизну ставлю.
Пусть улыбаются мне все шуты.
Великим я себя представлю,
На них одену серные путы.

Вот чи-100 поле, там работа.
Це-лико всей моей земли
И это поле было полем бога,
Но сыр так сладок, помолчи.

Бело зимою, чернота весною.
А летом зеленеют все ростки.
Время спешит под сенью золотою,
Пора тут убираться без розги.

Мужчина сеятель и пахарь,
У женщина ведь два лица.
Посев, любовь, страда и отдых
Дарует нам всегда земля.

Три месяца весны ведь после зимы,
А в 9 месяцев рождается дитя семян.
Улыбка в чи-100 поле светит Фимы,
Как миф с рождения любых имен.

Но время ведь оно не бремя,
Гремит весеннею порой грозы.
Оно закладывает иное семя,
Так небо тут играется в тузы.

Молчанье молнией проходит,
Затем гласит тут запоздалый гром.
Причина в разделение заходит.
При молнии молчи, не бойся гром.

След оставляет молния зигзагом,
Последним звук проходит по земле.
Мысль это молния, приз Ракам.
Гром слова разойдётся на осле.

Вот Я — вот молния у мысли,
Идет по телу звук с небес.
В ударных звуках эти песни —
Мысль сеет то, что я вознёс.

Мой ум сейчас невидимой стрелою
Вонзается во плоть моей груди.
Расходится он в легких, что то строя
И производит действо в животе.

В стихах последствия стихают хамства.
Комедии рождают драмы на земле.
Чему научат ум еще хромые храмы,
Что расплодились множеством в земле.

Лес и бредет тропою всадник безголовый,
Куда ведет религий всех порыв?
Правлением мнимым обезглавлен нездоровый,
Теперь немой он под изгибом Рыб.

Жрецы под маскою шутливо мило,
Всегда на злато глаз положат вскользь.
Так строится властителям могила,
Затем людские вопли, боли, кровь.

Страх громов в храме воцарился,
Где поклоняются мощам во гробах.
На храме в небо крест и меч вонзился!
Скрывает бог все злато в городах.

Беснуется толпа от певчих громов.
Громадный храм стоит среди могил.
Сам храм есть хра-могила срамов —
Жизнь отбирает, гибель кто забыл.

Раввины правил не рождают,
Попы о попах всяких говорят.
Они и Господа виною убивают,
Вновь повторяя — гроб его тут свят.

Что день светлой и ночь темнее.
Без них я знаю этот и другой цвет.
Доходит свет звезды и гроб новее,
Кто даст мне правильный ответ?

Восторжен выручкою дьякон,
Он там где Я иконами закрыт.
Где вол, где конь там на кон?
Дьякон открыт, дьявол прикрыт.

Гром мертв во отзвуках былого.
Тут молния в молчании прошла.
Задержан звук, он страх малого.
А для большого радуга взошла.

Мал лог для гибели молчащей.
Он гол, беззвучна молния твоя.
То Ману голый и пропащий,
Но это участь явно не твоя.

Безграмотность вторит ре-лигу,
У голых ерунду провозгласит.
До веры молния была велика
И звук поверия все сотворит.

Но без причины нет и звука.
Причина в разделении среды.
Какая тут несчастная ведь мука,
Рождает Каинов и Хамовы ряды.

Вот Хам тут Храм престолом ставит,
Каинов воинов — колокола зовут.
И воин войсками своими правит,
Хоть именуется смотри — левит!

Правитель и левитель, это драки.
Мужчин и женщин ссоры и тоска.
Чин нищий нищих ниц поставил,
И отправляет вниз до самого ядра.

Летит веление по ветру трудно,
Летят вороны по Европе всей.
Ведь это явные бароны с судна
И цепи рабства на планете всей.

Тут скованы искатели единой цепью,
Серебряна цепочка и злата она.
Священный ящер окропляет кровью,
Посеребрится кровь того свина.

А по серебряной дорожке водной
Один пошел, за ним толпа зверей.
Три веры разум открывает у распутной,
Три зверя выпустит с морских дверей.

Когда устами правят вновь мангалы,
Обжаривают плоть, кто кость сосёт.
Луна и крест ведь дружат по неволе.
Когда ж иное до людей земли дойдёт.

Крест стол Луны, престол однако.
Престол унылый, он в тоске былой.
Рождает тайны он пронырой рока,
Воры они от жизни этой и иной.

Инакомыслие молчит глубоко
Скрывая в боге смертное ядро.
А по Луне творятся судьбы рока,
Вновь поражая все твое бедро.

В победах храма месяц выступает,
Месят церковники все имена свои.
Догонит год ли их? Ведь выступ тает.
Не тайна эта же, а пёсий — волчий вой.

Писцы исписывают книг страницы,
Порождают с Торы рыбок роковых.
Пророки здесь лежат в больнице,
Род шизофреников звёзд речевых.

Но в бреде все так помешалось
И жизнь и смерть в лукавстве дел.
Добралось зло до бездны края,
Границу в картах предоставил мел.

Помелет мельник зерна правил,
Плевелы выбросит во имя ям.
Левит собою Бога обезглавил,
Ведь в ящере мозги от драм.

Шут перевернут в карте Таро,
Он видит все наоборот криво.
Глава его в земле уж старой
Бросает тени ложно на ядро.

Яд рой родной бросает в землю.
Все омрачится — небо и любовь.
С иксом гуляет, мозги дремлют.
По телу бродит, изуча рабов.

Но во саду ли, в поле-огороде,
Садовник бросит новое зерно.
Ведь так устроено в природе,
Что пищей служит вовсе не вино!

Вино до искупления доводит,
Ведь пьяный поп с иксом идет.
Но верит он что надобно народу,
Поэтому пойло своё всему суёт.

Виною сестёр кто же обезличил?
Обет безвинности исчез в вине!
Он город строит с винным иксом,
Монахи поспешат в любви на дне.

Погибель к нам идет от гелов —
Великих ангелов храмов-ханов.
Вот и Памирские поверья с уделов
Приходят к нам от мизерных мозгов.

Мы зерна чисел — мизерны по сути!
Глаголит глас пропащих всех басов,
Но басни бесов всех покажут мути
У стареньких материй и лихих отцов.

Они ведут родное к смерти лютой
И на кресте распнут своих детей.
Любовь во секс они замутят сутрой,
Ведя ко смерти всех живых людей.

Ковчег есть гроб, не в нем спасенье.
В округе смерть ушей везде лежит.
Торопятся тут все успеть в успенье —
Кто не успел, тот от огня бежит.

То ангелы во град огонь низводят!
В молчании долбят даже и ягнят,
Которых все родители забудут —
Теперь они не с ними говорят.

Любовь родителей вот позабыта
И дети брошены во пасть зверям.
Какие боги от отца и матери у быта,
Что заставляют так всё забывать?

Теперь я Омов тут уважу,
Пускай идут куда они хотят.
Их десятину я предвижу:
У девы нос в отца и мать.

От месяца отцов уйду я
И от восторга матерей.
Я Солнце матери увижу
И Лунный серп отцов потерь.

Звезда материей моей пусть будет.
В отце Луна моя от ража полежит.
Хоть звук их приглушен и будит,
Но зов моей мечты сильней бежит.

Звезда жизнь производит,
Смерть есть целина отца.
Дагон и звезды в низ заводит
И силуэты лунного кота и пса.

Воспоминания в Луне сокрыты,
Поминки там без имени отца.
Все матери отцами так избиты,
Я силу взял в земле моей от ста.

Почувствуйте иную края радость,
Когда живете на земле богов.
Вначале ведь она была у нагов,
Как инок рад всё порождать.

Рождаемся все мы у ног матерых,
То матери рождают рыб с иксом.
От девы иксы производят смелых
Но игрек скрыт в отцах с иксом!

© Copyright: Олег Тимошенко, 2018

Просьба оценить публикацию! Люди уважают Ваше мнение! Кстати, здесь может быть место Вашей рекламы!

Поделиться ссылкой:

[Всего голосов: 1    Средний: 5/5]

Приветствую искателей истины! Если потерять страх перед Словом, то можно спокойно играть смысловыми оттенками, как это делают религии. Тогда истина становится чисто природной. И эта истина сделает Вас свободными от манипуляций религиозных догматов священных книг, где существует только выдуманный Бог! Будьте свободными и берите ответственность за свою Жизнь и жизни своих детей! Подписывайтесь на сайт, публикации будут интересными и познавательными! Чтение стихотворений и статей будут способствовать развитию образного, аналогового мышления, которое приближает Вас к постижению Мысли! На строках призрачного мира, по водам поиска земных чудес, плывут страницы звёздного эфира, в которых создан райский лес. ===== Выпущен 1 сборник философской лирики «Библионеры». Вы можете приобрести уникальную книгу на этом сайте и во многих интернет-магазинах и читать мои произведения в любом месте своего нахождения.