Я ведь не жестока, это мой удел!

Что такое железо, ты подумай сам!
Жизнь отсюда лезет, зеленя весь сад.
Ведь на то на свете — медный отдан сан,
Ум ведь должен медом Е-деме создать.

Хоть оно ржавеет от воды моей,
Но ведь ржа травою от земли пойдет.
Зелень ведь орудень на горе моей,
Ведь когда пустыня, кто туда пойдет.

И хотя я бездна, но моя звезда
Сделается звёздной, в тайне просияв.
Тянутся деревья волнами в траве.
Просят вас помилуй, не бросай в вине.

В чем я виновата, я ведь тут одна.
Год твой алый матерь, террой пронесет.
Я рожу ведь верно, ты теперь герой,
Только попрошу я, землю ты не рой.

Соломона копи — спрятала в себе,
Ведь нельзя вам люди — быть на том конце.
Из конца ведь верно, тот телец пойдет
И рогами буйно, смерть вам принесет.

Тело, дело, злато верно, скверно ведь оно.
В мир мой сокровенный зло туда зайдет.
И поднимут тучи — пьяные дельцы в воде,
А в пустыне жаркой — сфинкс беду прочтет.

Мир он вопрошает, кто ты человек?
Или ты не знаешь времени конец?
Жизнь укоротилась в пьяном ремесле,
А суть бога плачет, что сковать тебе?

Я ладью построю и весло возьму.
И в нее зайду я, вот от всех негодных
Бездну распахну и в себя войду,
А из зол всех этих вознесу иксных.

Может моя радость вот под той звездой
Будет благосклонной, будет ведь святой,
Но когда сорока встрепенулась вся,
Ворона пустила — он краса моя.

Темной красотою, я ведь вся в ночи
Стану я водою вон у той звезды.
Слезы мои чисты, это родники.
Род имен явится от моей тоски.

И когда увидит новый сын зарю,
Он ведь обернется, образ обрету.
Пусть сомнения полон был весь путь,
Голуби взлетают, вот вторая суть.

Он ведь улыбнулся всей моей беде.
От улыбки этой в жизнь я повелась.
Ты найди все это, вот в самом себе.
Разум ведь имеешь, в злато ты не лезь.

Ларчик этот в бездне я не зря храню,
Там Кощей без смерти смертишку найдет.
Производит благо все мое нутро,
Ты увидишь в бездне, вот мое ребро.

Завещаю душам злато то хранить.
Если се ребро восстанет, до моря дойдет?
Черно это море, серебру под стать,
Но солены слезы не дают восстать.

Тайны открываю вот в стихах твоих,
Даже я не знаю — что произойдет!
Вы все нефть вертите как цари до вас,
Хоть она в глаголе — не вертите с час.

То кольцо златое, что у вас в руке,
Пусть напоминает о моей беде.
Я семье дарю — только ведь его,
Пусть они все знают, брак не ремесло.

Брак не ремесло, он теперь искусствен,
Что создали люди, позабыв родство.
Браком теперь сшиты, серебром вины,
Имена сокрыты в сотнях городов.

Помню я ту Вегу, в неге родилась.
Как Пегас бескрылый, крыльями взмахнул.
Сириус сверкает, серой отвлеклась.
Солнце тихо дремлет, он в рассвет уснул.

А мои Плеяды в гадов превратясь,
Все плюются ядом мимо пролетя.
Скорпион все строит короб для меня.
Верит во все ники Вероника вся.

Ты же эти ники из ночи в огонь,
Бросил на съеденье и под вой зверей.
Ты создал три веры, три и повторил
Ре-повтором бредишь, лигою своей.

Три лишь отраженье, ум же говорил.
Отраженье звезды видят все во мне.

Дурью бесполезной ты ведь болен тут.
Дуракам не нужен ведь теперь приют.
Дурачков тех этих, смертью покрошу
И в субботу эту к мужу отнесу.

Пусть поест он это, все мое стряпьё.
Может глаз откроет и поймет ведь все.
В бездне воскрешаю звезды все мои,
Хоть они не знают, но ведь короли.

Пусть звезда проснется, воцарится в тьме.
Бег ствол начинает в этом светлом дне.
Имена повторит, следуя в ушах душе.
Я ведь их всех помню, даже и на дне.

Знамя водрузила в плане, на земле.
Думаю, что будет все в моей душе.
А уж кто забудет, душу предая,
Смерть в душе найдет он — сушею падя.

Суша это суша, в сумме вся она.
Ты её считай — прошлая вина.
В миге настоящем гимны я пою.
Вечность окрыляю, в бег ее пущу.

Вечность это вечность, вечно колесом,
Все кружится в теме бесконечно в дом.
Дом то очень близок, как и века сон,
Так судьбу поймаем, я святая в нем.

Мусорные кучи ты здесь навалил.
То узор невечный, кто тебя просил?
Я из них построю людям на беду,
Сладкую могилу им я тут найду.

И во всей прохладе, падая всё ниц,
Кучи соберутся в звездный иной миг.
Из того что было ты одеждой сшит,
Но я не забыла, что дарил твой шик.

Хоть ты весь шикарный, но горишь огнем.
Один ум мне снится видно этим днем.
Снова все виденья — тени под дождем.
Капают слезинки, падая с крестом.

Что мне остается, ты ведь боль моя.
Куб в душе родится, то мечта твоя.
Плоскость ту полоской я прополощу,
Всю твою убогость внутрь я положу.

Кубок это кубок, то клубок ведь мой.
Кто не понял кубок боковой стрелой?
И теперь несмело, я вот так лежу.
В сказке без согласной что в конце найду?

Вечером на горе, на черте стою.
Вижу я все поле, встречу пропою.
Под горой той дивной, садик уже спит.
Я попью водицы, в водопад скользну.

Падая с кручины вновь опять во низ,
Прикажу забыть я горести свои.
Пусть река забвенья позабудет верх,
Но я всё ж оставлю веху на пути.

И река помчится, я в потоке вся.
Пусть звездада станет звездорая вся.
Что мне время это, есть у времен дно.
Ты попей водицы, ведь свята она.

Свиток тот найди ты, тут во мне найди.
Сладок будет свиток, но внутри горит.
Горечь тебе станет лучше вин земли.
Ты найдешь в нём душу откликом зари.

Даже у продажной шлюхи есть душа,
Ведь нельзя продать же, можно подарить.
Дар ведь не разделит, копию создаст
И тебе сторицей он любовь подаст.

Не в покупке дело, дело в даре том.
Что тут непонятно, ведь не тьма же в нем.
Светом удивленья пустит он ростки,
Вознесется древо от твоей любви.

Корень тут явится, ты его храни!

Чтобы двери веры распахнулись здесь,
Миру ты поведай все свои мечты.
Меч воткни ты в землю, вот источник песнь.
Сад тут тот явится и мои цветы..

Если любишь землю, воду ты найдешь.
Вмиг она восстанет, с камня потечет.
Ведь искать не надо, то зверью дано.
Ведь любовь питает, счастье ведь одно.

Если ты не веришь, к теням обернись,
В этот сонм растений я теперь вошла.
Древа все расскажут, я теперь вся в них
И тянусь вся к мужу — это мой родник.

Он тепло мне дарит, свет своей души.

Я так разделилась, в этом мой удел.
Дерево и воды в соки кто вкатил?
Господа пробудят, в людях есть предел.
Только ты тихонько в детство оберни.

Что тебе там в роде дуб тот рассказал?
Он твое подобье верно показал.
Хоть сейчас воротит от подобных дел,
В тени ты зайди же, чуя свой удел.

Что они подарят в самый знойный день?
Что ты видишь в весе всей листвы моей?

Зелень же конечно снова ты найдешь
И в зелено поле с радостью пойдешь.
Луг тебе расскажет тайну сохраня,
Всю меня покажет, я в цветочке вся.

Не срывай соцветья, ведь они твои.
Это ведь созвездья всей моей судьбы.
В каждом ведь цветочке цвет моей души,
Но вот в том горшочке, в дом свой принеси.

На престоле явном зверь теперь сидит.
Называют папой, маме он вредит.
Страстью бесполезной он весь ослеплен,
Посылает воинов, сам себе закон.

Мир весь перевернут, в Риме властелин.
Прошлым весь он бредит и не понят мир.
Сон по сновиденьям видит исполин,
Всем по измереньям он разделит мир.

Он во сне конечно, не закончен пир.
Пир пером описан в Торе роковой
И пророки ходят по земле светлой.
Изгони пророков, ты найдешь покой.

Все они ведь бредят в страсти роковой,
В исполины метят под одной звездой.
В ходе всех столетий Рим давно больной
И крестами метит, серною водой.

Ты прочти иначе весь их бред лихой
И пройдет все лихо явно стороной.
Черна туча ляжет дождиком своим,
А вода крестами сушу осветит.

Как прекрасна зелень, в серебре закат.
Осень наступает, разноцветен сад.
Ты спроси осину про такой наряд,
Ну и жди подарков, это же не ад.

Посмотри на небо, много там звездар.
Каждая конечно дарит много дар.
Выбери из тайны самый благий дар,
Остальные мигом выброси в пожар.

А в пожаре этом призраки встают,
Но ведь неприятель превратится в прах.
Прахи вспоминая в памяти своей,
Мы не воскрешаем, это ведь тот зверь.

Звери те зверями были рождены,
В непомерны дали я их отошлю.
Чтоб не дотянулись до рожденья дня,
В студень превращу их и водой полью.

В ледяных фигурах повести моей,
Вы найдет этих всяких нелюдей.
В соляных рассветах тает вся их суть.
Подожду маленько, им даю я грудь.

Призраки восстанут в той земле моей,
А вот какими они станут, их ответ теперь.
Не ищи ты славу, чины и саны
Нет их здесь поверь мне, в бездне все они.

Я чины поставлю в женщинах своих.
Вновь себя представлю в обликах моих.
В мире боль сжимая род я возрожу
И щеночки будут все у ног моих.

На цепи незримой ходит блудный сын.
Это не красиво, ты душе поверь.
Отпущу поводья у коня зимой,
Пусть он поиграет снежною пургой.

Верь мечте безликой, в мужа ты поверь.
Ведь не зря на свете тут открыта дверь.
Ты лицо от века, прошлым рождена,
Вот так человеком я вас назвала.

Чело это чело, призрачно оно,
Потому наверно очи открыла.
И теперь по свету вся я тут хожу,
В очи человеку пристально гляжу.

Все растенья скажут, как он тут ведёт!
Будет человеком или прошлый век?
Прошлое вернется, ты во мне поверь,
Но как обернется, это в сути дверь.

Убежит иль скажет, здравствуй это я,
И всего подарит крыльями звеня.
Кони они кони, в них судьба моя,
Призрачные крылья осенят меня.

Я не вижу вроде это все порой,
Но судьбой в природе поиграю я.
Время все покажет призраком иным,
Как у королевы явится король.

Он король у жизни, весь такой прямой,
Но дугой согну я призрачной такой
И единство будет всемерной дугой.
Вмиг мечте покажет, он наверно мой.

Мой он Ной конечно, снова я судьба,
Новыми шагами вновь летаю я.
Ось он мне построит, выпрямит дугу.
Мы стрелою этой полетим к врагу.

В небе душ промчимся новою искрой.

Искры, искры эти, мною рождены.
Не из всех конечно новые миры.
Где искра потухнет, будет там дыра
И всё в преисподю рухнет навсегда?

Навсегда не будет, ведь надежда есть.
Главное конечно верь душе своей.
Ведь она укажет, где звезде тут быть,
Мерность в верности главно не забыть.

Семя оно семя, семя стих порой.
В ритме риф слагает, он покажет путь.
Прямо и направо, а затем левей,
Так мы обретаем в вечности зверей.

Там, где в мире тают призраки в душе,
С нами обретают жизни по весне.
Лед с душ этих вновь растает весь
И начнут столетья жить повеселей.

Я люблю поэмы, тут поём мы суть,
Чтобы дух вонзился снова в твою грудь.
Грудь живот поднимет в мире без креста,
Голова остынет смирностью горя.

Гири, мои гири вновь откроют вид,
Чтобы полюбили мы одежду и любовь.
Мирно освещая, ад горит вблизи.
Ну а кто не знает, счастья не найти.

Знай мои стремленья дивный разум мой.
Кони пропадают осенью, весной.
Прореву эпохам — хамству есть предел.
Я ведь не жестока, это мой удел!

© Copyright: Олег Тимошенко, 2018
Свидетельство о публикации №118051207478

***Здесь может быть Ваша реклама!*** Мне важна Ваша оценка в звёздах. Пожалуйста выразите своё мнение.

Поделиться ссылкой:

[Всего голосов: 1    Средний: 5/5]

Приветствую искателей истины! Если потерять страх перед Словом, то можно спокойно играть смысловыми оттенками, как это делают религии. Тогда истина становится чисто природной. И эта истина сделает Вас свободными от манипуляций религиозных догматов священных книг, где существует только выдуманный Бог! Будьте свободными и берите ответственность за свою Жизнь и жизни своих детей! Подписывайтесь на сайт, публикации будут интересными и познавательными! Чтение стихотворений и статей будут способствовать развитию образного, аналогового мышления, которое приближает Вас к постижению Мысли! На строках призрачного мира, по водам поиска земных чудес, плывут страницы звёздного эфира, в которых создан райский лес. ===== Выпущен 1 сборник философской лирики «Библионеры». Вы можете приобрести уникальную книгу на этом сайте и во многих интернет-магазинах и читать мои произведения в любом месте своего нахождения.